PsyQ
Dolore - tudinem corporis, desperatio - illusio mentis. (Боль - это иллюзия тела, отчаяние - иллюзия разума.)
24.01.2012 в 13:17
Пишет Суп с Котом:

Как удивительный вариант развития, где-то лет с четырез параллельно росту мастерства владения эмоциями у детей начинается последовательная деградация, отказ от мастерства, наработка шаблонности. Происходит постепенно отказ от свободы выбора, от осознанности, ответственности и произвольности.
Намеренность эмоций скрываем
До определенного времени дети не скрывают намеренность и произвольность своих эмоций. Они честно рассказывают, что они плачут целенаправленно и адресно. Для чего-то. Ребенок может с отчаянным плачем бежать, чтобы его обняли, пожалели, успокоили. Если вы их спросите «ты кому плачешь?» - абсолютно четко дают ответ: «не тебе, а маме». И вот эту фразу: «не тебе плачу» вы наверно слышали неоднократно.

Ближе к началу школьного возраста дети начинают понимать, что намеренность своих эмоций лучше скрывать, а на вопрос «Зачем плачешь?» уже упрямо отвечают: «Низачем! Я просто плачу!» Но внимательно смотрят, видит ли их плач тот, кому он предназначен.

Ответственность перекладываем: мои эмоции делаете вы
До определеного возраста дети не скрывают, что они свои эмоции они делают сами. Сами тебе плачут, сами тебе злятся, сами тебе обижаются, и делают это чуть ли не демонстративно открыто. Но с какого времени за намеренное поведение детей наказывают: раз ты это сделал, то отвечай за свой поступок! И тогда мудрые дети подсматривают у более взрослых детей и у своих родителей красивую фигуру перекладывания ответственности: «мои эмоции - это не МОЕ поведение. Это моя непроизвольная реакция на ТВОЕ поведение».

«Это вы виноваты – мои эмоции делаете вы». «Не оставляйте меня одного в комнате, а то я буду пугать-ся». «Не смейтесь надо мной, а то я обижу-сь». Вспоминайте русский язык: «я обиделся» – что это значит? Это значит: "я обидел - ся". Я обидел - себя. Я сам себя обидел = обиделся.
И вначале дети знают, что обижаюсь - это «Я сам обижаю себя на тебя». Но ближе к школьному возрасту дети находят, запоминают и тренируют новую формулировку: это «ТЫ обижаешь меня». «А чего ТЫ меня злишь?» «А зачем ТЫ меня обижаешь?» «А почему ТЫ меня расстраиваешь?» Это не я эмоции делаю, они во мне появляются. Из-за кого появляются - из-за тебя. Это ты во мне их вызываешь.

Скоро дети становятся искренне убеждены и верят в это, то, что они к своим эмоциям отношения не имеют. Эмоции вызываются окружающими: родителями, братом, погодой, любыми другими обстоятельствами. Теперь эмоциями управлять нельзя. Они сами появляются. Они непроизвольные в своем запуске.

Отчет мамы. Девочка 12 лет, моя племянница. Мы едем семьей за покупками в торговый центр, она - с нами. Тут родители сообщают по телефону, что через 30 минут, они ее заберут. Девочка становится очень недовольной, начинает психовать, фыркать на всех, и, в конце концов, застывает в своей любимой позе: руки крест-накрест, лицо сердитое, при этом губы надуты, брови сомкнуты; голова опущена вниз; согнутая спина. Я пытаюсь ее подбодрить, говорю, что мы не последний раз встречаемся, еще поедем куда-нибудь вместе, на что она сердито отбрыкивается и отвечает: «Отстаньте от меня все». Привычка сформирована.
Втихую, конечно, эмоции и чувства остаются относительно управляемыми: настолько, чтобы нужный результат получать, но без пристального внимания своей ответственности за это не видеть.

Рассказ Н.М↑. С 6 до 13 лет я занималась в музыкальной школе. При этом я точно помню, что лет до 8-9 занятия мне нравились, я сдавала экзамены на сцене, выступала на конкурсах и не понимала, зачем и почему надо перед выступлением волноваться. После смены преподавателя занятия музыкой не стали вызывать прежнего энтузиазма. Соответственно, готовиться я стала меньше, рояль на сцене стал вызывать эмоции страха и волнения, которые могли «оправдать» мои непятерочные оценки. Далее, у меня появился дополнительный предмет, который вел другой преподаватель. Мне очень нравилось, как она преподавала. И я снова с удовольствием выступала. Таким образом, в музыкальной школе я могла и бояться рояля, и не бояться: в зависимости от того, кому и что я должна исполнять.
Эмоции становятся шаблонными: естественными реакциями
Для того, чтобы настаивать: «Мои эмоции делаете мне вы», лучше отказаться от лишнего разнообразия и настаивать на типовой эмоции, выдывая ее за непроизвольную, естественную эмоциональную реакцию. Расстроиться? Обидеться? Разозлиться? Надо остановиться на чем-то одном и делать это сильно, под флагом «Я иначе не могу». И все окружающие назовут это формирующимся характером ребенка.

Эмоции становятся длящимися, непроизвольными в своем завершении.
До определенного времени дети не скрывают, что свои эмоции они могут включать и выключать практически мгновенно.

Вспомните, если ребенок бежит, плачет и случайно натыкается на вас, поднимает глаза – слез нет. Глаза абсолютно сухие. Смотрит внимательно, с удивлением «ты чего здесь стоишь, ты чего мешаешься?». Обходит, делает два шага и снова бежит с отчаянным, несчастным плачем. Бежит например к маме, туда, куда он свой «плач» нес и плачет абсолютно искренне.
Ближе к школьному возрасту дети понимают, что выгоднее эмоции раскручивать телесно, физически так, чтобы он сам себя остановить уже не мог. Запустив эмоцию ключиком, ключик надо побыстрее выбросить. И тогда выигрывает тот, у кого эмоция самая непроизвольная, самая длящаяся, кто дольше других не может успокоиться.

«Ну ты же поумнее, дай ему паровозиком еще поиграть – посмотри, он же никак не может успокоиться!» А ребенку надо проигрывать? Нет.
И дети, чтобы выигрывать, начинают учиться быть беспомощными перед лицом раскрутившейся в них эмоции. На это уходят месяцы и годы, но со временем они разучиваются останавливать свои эмоции.

Если уж обиделся – я так быстро не могу. Ты быстро проходишь от эмоций – вот и иди и мирись. А я долго не могу отойти от обиды, поэтому я не буду к тебе подходить. И если я начал плакать, я сам, сразу, прекратить это горе не могу!
Итог эмоционального развития ребенка
С одной стороны, к окончанию школы ребенок освоил уже основное богатство эмоциональной палитры, основы эмоциональной культуры. Он уже умеет дружить, надеяться, печалиться и тосковать, восхищаться и впадать в отчание, любить и страдать. С другой стороны, итог эмоционального развития ребенка парадоксален: освоив высочайшее мастерство во владении эмоциями, начиная со школьного возраста у детей происходит последовательная деградация, отказ от мастерства, наработка шаблонности.

URL записи